Роман Мозжерин

Роман Мозжерин

Интервью с Романом Мозжериным

У детей открытое и искреннее сердце, но бывает, что, приходя в мир, они сталкиваются с самыми жестокими его проявлениями. А ведь именно в детстве в человека закладываются все жизненно важные основы: физические, психологические, социальные и, конечно, духовные.

О том, что представляет собой детское служение нашей церкви, рассказывает Роман Мозжерин.

- Когда мы рассказываем людям, что в самом Красноярске двенадцать детских домов, в каждом из которых, минимум 200 детей и треть из них коррекционные, люди просто впадают в ужас – они не знают этого. И то же самое было с нами, когда мы узнали проблему беспризорности. По статистике Радио «Свобода» за 2003 год, когда мир перешел в 3-е тысячелетие, период с 2000 по 2003 год был пиком беспризорности в России. Уровень беспризорности этих лет сравнивают с уровнем беспризорности после Великой Отечественной войны. На тот момент многие люди, которые занимались этой областью, начали бить тревогу.

- Что значит «беспризорник»?

- Официального определения этого слова нет. Проще его понять таким образом – ребенок в силу каких-то жизненных ситуаций оказался на улице. У многих из этих детей есть семьи. Некоторые из них – воспитанники детских домов и других подобных учреждений. Но суть одна: ребенок попал в такую трудную жизненную ситуацию, что его просто «вынесло» из дома. Он убежал от тех проблем, которые его окружали. Официально эти дети имеют статус сына или дочери в какой-то семье, они имеют статус сироты, оставшейся под опекой.
Многие люди спрашивают - как вам помочь? В чем смысл вашей работы? Какими направлениями вы идете в работе с беспризорниками? Вообще, не нами это придумано, есть докторские диссертации и другие работы по этой проблеме. Мы начали работать в три этапа.

Первый этап работы с беспризорниками – это работа с социально-деструктивными семьями, которые не могут полноценно воспитывать и заботиться о ребенке. Любыми способами мы пытаемся встретиться с этими семьями и провести какую–либо работу: объяснить важность заботы о ребенке, предложить услуги реабилитационного центра, если это необходимо. Наконец, оказать материальную помощь, если это возможно – обеспечить продуктами и одеждой. Мы делаем все возможное, чтобы эта семья могла стать полноценной. Также в этих мероприятиях участвуют детские психологи с образованием и опытом, мы работаем также с детьми в этих семьях. 

Если все-таки ребенка не удалось удержать в семье, если по каким-то обстоятельствам он попал в детское учреждение – сначала приют (их три в Красноярске), а затем в один из двенадцати детских домов – начинается второй этап нашей работы. В чем специфика работы в детских домах? Это больше психологическая работа. Прошли те года, когда дети голодали и не имели вещей первой необходимости – сейчас о них заботятся на весьма хорошем уровне. Проблема, которую надо решать – это проблема внутри этих детей – психологическая проблема. Многие дети, уходя из семьи, получают огромную травму и чувствуют себя ненужными. И когда общаешься с детьми, многие из них называют себя «батерскими». Это сленговое выражение произошло от слова «инкубатор» - потому что дети не чувствуют себя индивидуальными, особенными, они понимают, что их жизнь в каком-то смысле становится «достоянием общественности», что за них уже все решено. И мы пытаемся посредством различных мероприятий – выездов, встреч и т.д. - привить ребенку жизненную позицию, понимание что он – личность, и что Бог создал его для серьезных целей.

Третий этап работы - с беспризорниками. Это критический этап, когда ребенка не удалось удержать в семье или в детском доме, и он попал на улицу. Мы пытаемся вести с ними беседы, обеспечить их продуктами питания и одеждой, обращаемся к социальным службам нашего города, чтобы хоть как-то вернуть ребенка на то место, где он находился. Это те три слоя, в которых наша церковь проводит работу с беспризорниками, уже немалое количество ребят прошло через нас и на протяжении уже нескольких лет мы работаем с определенными детьми в тех же детских домах и семьях. И дети меняются, также меняется их окружение.

- Расскажите о вашей команде.

- Наша команда не так многочисленна. В этом есть свои минусы и свои плюсы.
Люди, которые в данное время трудятся с нами, можно сказать, просто незаменимы. Они настолько посвящены и верны служению, что мне не хотелось бы иметь больше людей и меньше толку, чем сейчас. Это можно сравнить с историей про Гедеона, когда Бог из тридцати двух тысяч Израильтян выбрал отряд из трехсот человек и с их помощью победил огромную армию Мадианитян. Я очень сильно ценю каждого из них, они все имеют особые дары, таланты.
У нас есть в команде три психолога, один человек, который имеет среднее медицинское образование. Есть люди, которые просто имеют опыт работы в детских садах. Конечно, не хватает где-то опыта, где-то грамотности, но, на данный момент, люди стараются покрыть это все посвящением и любовью. Мы стараемся заниматься самообразованием.

Недавно один служитель совершил поездку в Санкт-Петербург на конференцию, проводимую организацией «Христианские Молодежные Лагеря». Было обучение на такие темы, как создание, формирование и координирование лагерей, возрастная психология. Она привезла оттуда много различных игр и программ, опыта и контактов. Конечно, хочется, что-бы на нужды служения откликалось больше людей, готовых служить детям, потому что люди очень устают. В команде в основном девушки и на их плечи ложится серьезная нагрузка – они проводят воскресную школу, на них ответственность за подростковое служение и за домашние группы, и многое другое.
Я верю, что если Бог дал нам виденье детского служения, его структуру, Он приведет к нам посвященных людей. Я люблю свою команду, они очень сильно меня вдохновляют. И когда я смотрю на церковь, то понимаю, что мы приходим в то состояние, когда каждый человек находит свое место в теле Христовом и начинает что-то делать.

- Если человек чувствует желание служить детям, есть ли для него место? Какие люди нужны для этого служения?

- Конечно, любой человек может быть востребован. Если углубляться в детали, то нам нужны подростковые и детские психологи, т.е. люди имеющие опыт или образование в этом направлении. Проект, который мы хотим реализовать в ближайшее время – это адаптационный центр для воспитанников детских домов.
Существует статистика, что из десяти выпускников детских домов лишь один становится полноценным членом общества. Все остальные в силу каких-то причин, становятся наркоманами, алкоголиками, проститутками и умирают в очень молодом возрасте. И мы сейчас открываем центр, в котором эти ребята смогут пройти адаптацию к внешнему миру, к обществу. Для работы в этом центре нужны люди, которые могут общаться с ребятами, помогать им формироваться в полноценных членов общества, найти свою нишу, понять смысл обучения.
Также для детских и подростковых лагерей нам нужны мужчины, которые могут послужить, которые могут быть примером мужественности и твердости для мальчишек, которые имеют хотя бы начальную спортивную подготовку. В воскресной школе нам очень сильно нужны люди с музыкальным образованием, звукооператоры, люди, которые разбираются в аппаратуре, потому что мы постоянно встречаемся с различными проблемами в этой сфере. Будет очень хорошо, если откликнутся люди, которые смогут посвятить часть своего времени, чтобы вести различные кружки и секции – рисование, танцы, резьба по дереву, борьба, туризм – и вообще все, что связано с творчеством и самовыражением. И конечно важно, чтобы эти люди получили слово от Бога, чтобы они могли быть посвященными и верными в этом деле, потому что, как бы то ни было, работа с детьми требует огромного терпения.

Поделиться в соц. сети: